yar46 (yar46) wrote,
yar46
yar46

Category:

ЧВК – русский исторический опыт на примере похода Ермака

Оригинал взят у kanchukov_sa в ЧВК – русский исторический опыт на примере похода Ермака
ЧВК – русский исторический опыт на примере похода Ермака
Решение частных хозяйственных споров и государственных вопросов частными армиями типа "Ермак и Ко"

13451
Источник: http://pultnews.ru/409/

Вступление

Неутихающие разговоры о целесообразности учреждения российских частных военных или военноохранных компаний заставляют обратиться к изучению отечественного исторического опыта частных военных акций. Пожалуй, наибольшее распространение и размах деятельности в истории России частные силовые структуры имели в 16-17 веках на территориях Урала, а так же к востоку и юго-востоку от него. Огромное количество документов указывают на наличие у крупных русских купеческих объединений, действовавших на тех территориях в тот период, собственных «военных дружин», а так же на наличие их «гарнизонов» в базовых точках. В летописных материалах существование и применение этих силовых структур многократно упоминается вскользь. Однако, источники практически не содержат подробностей об этих «дружинах». В тех же летописях Строгановых вы найдёте самые отягчающие подробности организации солеварного производства, а о «дружине» только и говорится, что были «отважные и смелые, достойные воины»… Ни сколько их, ни чем вооружены они были, не указывается. По видимому, «пиарщики» того времени не считали нужным выпячивать эту сторону бизнеса…достаточно только обозначить, что бизнес надёжно защищён. Из всех исторических документов ясно только, что царских войск в достаточном количестве в регионе не было, а регулярно возникавшие конфликты решались купцами собственными «дружинами»

Счастливым исключением для исследователя является поход Ермака в Сибирь, который освещён историографией довольно подробно. Имеющиеся противоречия в документах почти не касаются технической, организационной и финансовой стороны вопроса, которые документами отражаются относительно одинаково.

Поход Ермака (точнее походы) – крупнейшая частная военно-политическая акция в истории России, организованная мощнейшей бизнес-структурой того времени при моральной поддержке государства. Ближайшей задачей акции было силовое обеспечение бизнес интересов частной компании. Глобальным последствием акции становилось установление власти русского царя над регионами, богатыми сырьём. В этом смысле поход Ермака можно считать классической акцией, где крепко мотивированный частник работает в интересах государства, что делает её изучение ещё более полезным. При этом, Поход был организован достаточно масштабно и тщательно, продумывался и подготавливался несколько лет, был довольно мощно профинансирован и технических обеспечен. Всё это позволяет увидеть в нём русский опыт частной военной деятельности что называется во всей красе. А недостатки и неудачи похода нельзя списать на головотяпство или недостаточную подготовку – их можно расценивать, как органично присущие изучаемому предмету.

Исторический и стратегический контекст

Во второй половине XVI века московское государство быстро развивалось . Устанавливался режим абсолютной власти монарха. Интенсивно развивались вооружённые силы, однако территориальный рост, обгонял рост возможностей царя по прикрытию территорий своими войсками. Наиболее современные войска были сосредоточены в центре страны и на северо-западе, где имело место противостояние с западно-европейскими государствами по вопросам Прибалтики. Юг и юго-восток прикрывался сетью гарнизонов, а в целом безопасность на этом направлении обеспечивалась путём организации «управляемого хаоса» по всей степи от Днепра до Волги. Основными акторами этого хаоса были казачьи формирования и кочевые племена. Настоящей армии с обозами и пушками пройти через территорию, где господствовали эти мелкие хищники, было не проще, чем, намазавшись мёдом через пчелиный рой. Хаос, правда, порой давал сбои в виде катастрофического и неожиданного появления крупных сил Девлет Гирея под стенами Москвы в 1572 году. На востоке территориальный рост был особенно стремителен после развала Золотой орды. Бывшая северная периферия Орды осталась без значимого центра силы. У царя войск для установления контроля за восточными землями не было. С разрешения царя здесь на свой страх и риск селились и занимались предпринимательской деятельностью частные лица, самостоятельно обеспечивая свою безопасность и постепенно делая этот край благодаря своему присутствию и организующей роли по отношению к местным племенам всё более русским, православным и т.д.

Территории на востоке привлекали людей богатством ресурсов (соль, пушнина, рыба…) а так же относительной свободой от царского контроля.

Довольно быстро здесь встали на ноги и разбогатели крупные коммерческие компании, созданные как старинными купеческими семьями, так и новыми предпринимателями, начавшими бизнес с нуля.

Строгановы

Строгановых можно без сомнений назвать крупнейшими игроками на Урале того времени. Википедия утверждает, что «Версия, хорошо документально подкреплённая ещё в XIX веке, утверждает, что род Строгановых издревле ведёт своё начало от новгородцев, и не вызывает сомнения тот факт, что в Сольвычегодском и Устюжском новгородских районах, Строгановы ещё в древности ведали сбором оброка.» Похоже, это очередной пример успешного бизнеса после государственной службы. В 1558 году царь Иван Грозный пожаловал Анике Строганову обширные владения на реках Чусовой и Каме (Пермские владения). Основу хозяйства Строгановых составляли добыча соли и руд, земледелие, рыбный и пушной промысел. Центром компании был город Сольвычегодск, где велось масштабное производство соли. Компания активно строила города, крепости и церкви по всей территории, вовлекая в хозяйственную деятельность местное население и мигрантов из Центральной России.

Сайт «Око планеты» сообщает: «К середине XVI века Аника Федорович контролировал большую часть сольвычегодских соляных промыслов, скупив варницы конкурентов. Но он не останавливается на этом и через некоторое время разворачивает в крупных масштабах добычу пушнины и торговлю «пушным товаром» с жителями Урала, а позднее и с сибирскими «инородцами». Он организует также железодутное и кузнечное производство, получив 12 апреля 1556 года разрешение Ивана Грозного «искать медные и железные руды на Устюге, в Перми и в других местах». Им осуществлялись поставки своего и купленного хлеба в Астрахань. Ему принадлежала оптовая и розничная торговая сеть, ярмарочная торговля в Поморье и Москве. Склады и дворы Аники были в Москве, Коломне, Калуге (через которую шла строгановская торговля с Литвой), Рязани, Переславле-Залесском, Великом Устюге, Коле.»

«Организация этого сложного хозяйства требовала большого числа работников. К моменту смерти Аники у него в Сольвычегодске находилось свыше 600 человек дворовых людей. Многолюдным было и население пермских вотчин. Кроме Сольвычегодска и пермских вотчин, у Строгановых имелись люди в городах, где находились «торгово-агентурные конторы». По некоторым подсчетам, численность людей, обслуживавших хозяйство Аники Строганова, могла составлять 2500–3000 человек. Столько же насчитывалось сезонных транспортных рабочих, грузчиков, дровосеков и т. п. В целом, в хозяйстве Строгановых было занято не менее 5000–6000 человек, бывших или крепостными, или наемными людьми.»

Угрозы безопасности бизнесу Строгановых можно определить в порядке возрастания тремя группами:

- социальные конфликты, приводившие порой к бунтам работников, посадских людей. (Надо отметить, что купцы в этом регионе активно использовали низкооплачиваемый труд нелегальных мигрантов – беглых русских крепостных из Центральной России. В случае конфликта вокруг оплаты труда такой работник мог быть насильственно депортирован домой к барину, где мог быть жестоко наказан). Так «В ночь на 22 октября 1586 года во время вооруженного восстания посадских были взяты штурмом дворы Строгановых и было много убитых. Это восстание было направлено против всех Строгановых, их растущего стяжательства и жестокого закабаления ими посадского населения. Засев в своем родовом гнезде на Никольской стороне Сольвычегодска, Строгановы, как свидетельствуют документы, «скупкой, закладами, ростовщическими сделками подбирали посадские варницы, посадские лавки, амбары, кузницы и дворы», обращая вчерашних мелких собственников в своих работных людей, а посадскую бедноту «крепостили и доводили до положения ярыжек и казаков». Сольвычегодские хоромы «знали свирепые расправы хозяев с дворовыми холопами и работными людьми, которых здесь били, увечили и даже заживо замуровывали в тайнички трехсаженной толщины стен строгановского Благовещенского собора»;

- хозяйственные конфликты с иными купцами и местными племенами, которые зачастую решались силовыми методами, больше похожими на разбой;

- военно-политические конфликты с альтернативным Москве военно-политическим центром – Сибирским ханством.

В качестве основной меры противодействия этим угрозам Строгановы использовали строительство укреплённых опорных пунктов на ключевых участках с размещением в них гарнизонов. Примерный характер этих формирований Строгановы описывают так в своей летописи:

«А в тех местах, от Камы вверх по Чусовой — на 80 верстах по правому и левому берегам возвести укрепления для защиты и обороны от сибирских и ногайских отрядов и других кочевников, а для укрепления изготовить скорострельные орудия, пушечки, и пищали для крепостных стен, и ручное оружие, и разные полевые орудия, и всякие осадные приспособления, и различных людей в те укрепления зазывать беспрепятственно — пушкарей, затинщиков, и пищальников, и сторожевой отряд и караульных при крепостных воротах, и разных служилых — пахотных, дворовых <…> и мастеровых людей подыскивать.»… «а пищальников и караульную службу в той крепости ему, Григорию, подобрать и содержать самому же, в тех местах в обоих крепостях орудия скорострельные, пушки и пищали на крепостные стены, и ружья изготовить не государевыми мастерами, а (теми), которых Григорий наймет себе по договору, и тот арсенал содержать у себя тому Григорию».

Судя по указанному документу, крепости строились ежегодно по одной-две. Даже приблизительно стоимость строительства такой крепости оценить сложно, тем более, что всё-таки не понятен её масштаб (сколько там пушечек – одна или десять, численность гарнизона 30 человек или 300 и т.д.) Но можно понять уровень затрат исходя из схожего опыта купцов Гурьевых в низовьях Волги и Урала. Богатейшая семья Гурьевых из Ярославля занималась рыбным промыслом, страдавшим от набегов кочевников. Их концепция отличалась от строгановской, вместо сети из десятков мелких опорных пунктов, они решили построить одну большую базу. Сайт «Мой Ярославль»: «Михаил Гурьев, обратился к царю и получил грамоту на право постройки каменной крепости.

Михаил Гурьев обещал построить каменную крепость за свой счет. Казна же обязалась ежегодно поставлять по 600 строителей. Правительство освободило Гурьевых на 7 лет от налога на промыслы. Из-за недостатка средств и рабочих строительство затянулось. На строительстве этой крепости Гурьевы разорились, и спустя 30 лет рыбные промыслы были переданы в ведение приказа Большого двора – из-за неплатежеспособности обедневших купцов.» Городок был таки достроен, сейчас называется Гурьев.

Выходит, при всём различии в подходах, эти «игры в войнушку» были явно недешёвым развлечением, требовавшим тонкого расчёта. Хотя и необходимым – без обеспечения безопасности можно было потерять всё.
2Ivan4
Сложно объективно оценить финансовые возможности Строгановых. Есть косвенные данные. Так, несмотря на освобождение от большинства налогов и податей, Строгановы были «добровольно принуждены» быть «банкирами» Ивана Грозного: «который довольно бесцеремонно требует себе кредита». Они ежегодно платили царю до 25 тыс. рублей без процентов и без возврата. Судя по формулировке, допущенной строгановским летописцем (это, считай официальный сайт компании), сумма в 25 т.р. в год была для компании чувствительной. Но, видимо, терпимой, если дело Строгановых росло от года к году. При чём, в отличие от нас с вами, Иван Грозный имел неплохое представление о финансовом положении Строгановых благодаря их внутрисемейному конфликту. После смерти Аники, три его сына не смогли миром поделить наследство. По мнению двух братьев, третий – Семён вроде как своровал часть денег, пока оставался за отца в Сольвычегодске. «Око планеты»: «своровал» так крупно, что обиженные братья – Яков и Григорий – пожаловались правительству, которое в 1573 году «июня 27 прислало царскую грамоту» с распоряжением «выдать им брата их Семена головою со всем его животом и с его людьми». Поэтому семейный раздел был заново произведен «по распоряжению царской грамоты… сольвычегодскими посадскими людьми». Значит сумма ежегодного «кредита» была царём, возможно, выверена до рубля.

Что такое по тем временам 25 т.р? Конечно, нужно учитывать инфляцию (до начала XVII века она была очень небыстрой), но в середине XV века Строгановы добровольно оплатили выкуп из турецкого плена Василия Тёмного в объёме 20 т.р. т.к. в госказне этой суммы не набралось. Возможно, в лукавой государевой казне и были деньги, но факт этот показывает, что сумма вполне достойная играть роль в глобальной мировой политике.

Что собой представлял рубль в последней трети XVI века?

Сайт www.talers.ru утверждает: «Ремесленник, приказчик, писарь в приказе получал 40 копеек в месяц; плотник, каменщик порядка 15 копеек. …пуд ржи (16 кг.) стоил 8 копеек, курица — 1-2 копейки, корова — 80 коп, мерин — 1 рубль, хороший конь- 5 рублей.»

Противник:

Сибирское царство представляло собой малозаселённую, обширную экономически и технологически отсталую территорию. Многие племена жили собирательским хозяйством, сохраняли родовой строй, языческие представления, не имели письменности. В правовом отношении это был осколок Золотой орды с её законами и обычаями.

«Око планеты» сообщает: В это время Сибирское татарское царство «потрясалось изнутри борьбой за власть между династией ногайских князей и династией Шейбанидов-Чингисидов», что выражалось в дворцовых переворотах, убийствах правителей, противостоянии феодальных группировок мурз. От ослабленного междоусобицей Сибирского царства откалывались местные национальные группы.

Очередной дворцовый переворот 1563 года привел к трагической гибели прежнего правителя Сибири хана Едигера, зарезанного братьями Шейбанидами – Кучумом и Бекбулатом. (Едигер признавал себя вассалом и данником русского царя, хотя и уклонялся от уплаты ясака. Ред.) Целых семь лет, с 1563 по 1570 год, Кучум борется за укрепление своей власти. Пользуясь родственными связями с ногайской ордой, он создает у себя армию из ногайцев, включает в нее киргиз-кайсаков, становясь независимым в военном отношении от подвластных ему татарских мурз. Со своей армией Кучум подавляет восстания ханты и манси, усмиряет непокорных мурз, укрепляет власть внутри своего государства, проводя в противовес московскому православию активную исламизацию населения.» Кучум, в отличие от Едигера, громогласно отказываясь считаться данником Ивана Грозного, втихую отправлял ему время от времени реальные деньги, а в 1571 году прислал в Москву дар в 1000 соболей (точная сумма ясака, которую соглашался платить, но не платил Едигер). Сложно посчитать, сколько это было в рублях, однако, как прикидывают знатоки меховой истории на сайте Фонда «Татьяна» ежегодный сбор со всех данников в Москве к тому времени достигал только соболями до ста тыс. шкурок. Значит, Кучумовский разовый подарок не мог прельстить Грозного царя больше, чем бесплатная лояльность Едигера. Видимо, всё-таки Кучум не искал дружбы, а пытался выиграть время.

В общем-то воцарение и укрепление Кучума, ясно позиционировавшего себя врагом Москвы, и привело к милитаризации Строгановской империи. Его контакты с развитыми цивилизациями на юге, могли запереть русским дорогу к экспансии на восток. По своим морально-психологическим характеристикам Кучум вполне мог построить мощное по меркам региона государство, если б ему дали время. Кучум опирался на десятитысяное войско, построенное по ордынскому образцу (фактически штатный татарский тумен) сочувствующие племена неизвестной численности. В основном это была легковооружённая конница. Слабым местом было отсутствие огнестрельного оружия. Есть основания полагать, что в результате активных контактов с персами и бухарцами, такое оружие у него могло появиться в перспективе.

Уинстон Черчилль советовал: «Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще — сильнейшим ударом сплеча.» Строгановы примерно так и представляли себе избавление от «фактора Кучума» на пути к экспансии.

Таким образом, к началу 70-х на территории зауралья чётко обозначились противоборствующие стороны и их интересы. Обе стороны были настроены решительно и смело.
41745380-c045da9f71af94bc1
Обострение конфликта.

В 1573 году пермские земли были потрясены особо мощным бунтом. Восстали черемисы, имевшие многочисленные хозяйственные претензии. Однако в этот раз с ними вместе выступили остяки, вотяки и ногайцы. Строганов: «В 1572 году, 15 июля, по Божьей воле пришли на реку Каму черемисы, а с собой сманили остяков, башкир и буинцев. И вот собралось их множество, и пришли под названные выше крепости Канкор и Кергеден, и убили в тех городках 87 русских купцов.» Летописец Строганова сразу возлагает вину за происшедшее на Кучума, который, якобы подстрекал бунтарей и координировал их действия. Вполне вероятно. Кучум в свою очередь мотивировал свои дальнейшие антироссийские действия жестокостью строгановских дружин, подавивших бунт, и смело заходивших на кучумовскую территорию, преследуя черемисов.

Строгановы: «В 1573 году, 20 июля, на память святого пророка Ильи, из Сибирского царства, с Тобола-реки, собравшись со многими своими мурзами и уланами, сын сибирского султана царя Кучума Маметкул совершил набег на реку Чусовую И во время того набега те окаянные многих ясачных вогулов и остяков перебили, а их жен и детей в плен захватили. И посол государев Третьяк Чебуков, и при нем служилые татары были все перебиты, лишь некоторых взяли в плен.» Маметкул с добычей ушёл. В письме царю Строгановы убеждают, что цель набега была: «разведать дороги, которыми можно пройти с войском к крепостям Якова и Григория Строгановых и в Великую Пермь.» Вслед донесению о набеге Строгановы пишут Ивану Грозному письмо, в котором в виду явной подготовки широкомасштабной агрессии с востока просят разрешения на создание собственной армии для действий вне стационарных гарнизонов «разрешил бы тех беспрепятственно преследовать и защищаться от их притеснений и насилия.»

Соответствующее разрешение от царя было дано 30 мая 1574 года.

Однако, Строгановы не сразу ринулись в бой, а 5 лет уделили подготовке похода.

Агентство новостей охраны «Пульт» http://pultnews.ru/409/

Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments