yar46 (yar46) wrote,
yar46
yar46

Categories:

Книга Велеса. (в трех частях) Часть I. Обретение и утрата.

Возникла чудом и пропала.

Вчера обретена,

И… жертвою огня

Сегодня ýглем стала.

Статью начну словами русского эмигранта П. Соколова.

О чём Книга Велеса. Это не сборник заклинаний колдунов и не Волховник для обрядов. «Это мир древний, дотоле неизвестный, противоречащий нашим представлениям о нём, но совершенно точно укладывающийся среди фактов истории – мир чарующий древней простотой, глубиной и величием мысли».

Надо поражаться, что такой исключительный документ веками пролежал незамеченным. Другие нации уже давно бы сделали из него сенсацию.

И вот едва начав, приходится говорить эпитафию словами того же П. Соколова, сказанными в 1976 году в Открытом письме к россиянам: «Более трагическую судьбу, как судьбу Книги Велеса трудно даже сочинить. Свыше тысячи лет бережно хранился дар, пока не попал под сапог нашего сверх просвещенного поколения. И был раскрошен. Изуродован. Оклеветан. Оплеван. И наконец – сожжен… И все это делали те, кто в великой гордости должны были хранить его, как зеницу ока… Это безобразие продолжается и ныне – над прахом, над тенью погибшего сокровища».

Как это принято сегодня, едва стоит обнаружиться чему-то серьезному в истории славян как это что-то, ещё не вполне осознанное широкими кругами всеми силами затирается, объявляется фальшивым или уничтожается. Такова судьба и Книги Велеса.

В середине прошлого столетия за рубежом были напечатаны первые странички древней славянской Книги. Материал ещё не был полностью представлен на суд читателей и ученых, как тут же в СССР научная элита объявила окончательное суждение о несомненной подделке и нежелательности распространения Книги в стране.

Чем же так напугала идеологов СССР древность славян?

Ответ содержится в самой книге: «Вожди наши предлагали каждому по его потребности». Однако Аскольд «творит требы по-иноземному». Как видим, эта книга не удовлетворяла Рюриковичей, Романовых, церковь, большевиков и демократов.

Мы должны понять, что церковь оговорила древних славян и представила их язычниками. Ведическая вера древних славян по сути монотеистическая вера.

В Книге Велеса язычниками именуют тех, кто живёт в рабстве и с этим соглашается.

Само рабство оправдывается только языческой верой. В землях, где распространялась славянская вера, сразу отменялись все виды рабства, вводилась вечевая народная власть. Отход же от этих идеалов приводил к падению империй, вымиранию родов. В Книге сказано, что Бог не даёт зрения тем, кто следует путём зла. Тех, кто нарушает законы Вселенной, славяне называли смердами. Их не судили, а отселяли от славянских родов. Там, в отдалении они приходили к вырождению. [3]

Как началась Книга Велеса.

Конец первого тысячелетия по современному летоисчислению. Волхвы полностью отдают себе отчет в грядущих переменах. Началась христианизация мира. Европа наполняется рабами божьими. Христианская религия оказалась мощнее и конкурентоспособнее прежней веры. Всё древнее объявляется поганым язычеством и стирается с лица земли.

Век IX. Волхвы решают сохранить для будущего свои древние знания о мироустройстве и образе жизни. Принимается решение написать Книгу сокровенным жреческим письмом. Над созданием Книги трудится целая редакционная коллегия. Завершили Книгу предположительно во время правления князя Рюрика, поскольку поздние события известные в летописях в Книге не упоминаются.

Второй этап.

Основываясь на рубрикаторе известного собирателя древностей Сулакадзева (конец XVIII начало XIX века), сегодня принято считать, что у этого антиквара имелась некая книга на дощечках, которую написал в Новгороде волхв Ягило Ган. В ней отдельные исследователи видят нашу Книгу Велеса. И далее предполагают, что после насильственного крещения Новгорода Книгу передали на хранение первому новгородскому епископу Иоакиму, после чего след сокровища затерялся в веках. [1]

Однако потерянный след, похоже, обнаружился.

В. Чудинов выдвинул любопытную версию. [16]

Во-первых, по особенностям письма, с которым встречался ранее, Валерий Алексеевич датирует известную сегодня Книгу Велеса не позднее конца X начала XI века. Текст написан велесовицей. Это не азбука и не слоговое письмо, а письменность смешанного стиля. Такой стиль встречался на эпиграфических памятниках Х и весьма редко - начала XI века, когда он вышел из употребления.

Во-вторых, Чудинову удалось проследить заповедную тропочку, по которой Книга путешествовала.

Исследуя опубликованную фотографию текста Книги на дощечке № 16, В. Чудинов обнаружил штампы владельцев и мест прежнего хранения Книги, своеобразные экслибрисы и оттиски храмовых библиотек - не христианских, а ведических храмов.

Далее цитирую В. Чудинова.

Дощечки первоначально принадлежали храму Макоши и Дыя во Владимире, однако по каким-то соображениям временно были переданы в Вильненский храм Макоши и Дива в Литву. Возможно, это было предпринято в связи с надвигавшейся христианизацией Руси, и на Руси-Литве в этом смысле было поспокойнее. Но затем в связи с христианизацией и Литвы дощечки были переданы в храм Живы в Кишинев; здесь жрец - хранитель сокровищ уже не рискнул поставить нормальный штемпель, а вписал отметку о временном пребывании дощечек от руки. Заметим, что это уже не был храм Макоши, для которого подобные реликвии и предназначались - им оказался храм Девы-Живы. С этой точки зрения кажется естественным и следующий шаг - передача реликвии еще западнее, в храм Девы города Щецина в Польше, то есть спецдоставка сокровища шла уже по линии храмов Девы в разные славянские страны. Там реликвия пережила христианизацию. Храм богини Девы превратился в христианский храм девы Марии. Где-то в запасниках храма несколько веков хранились сокровища прежней дохристианской веры. Конец цитаты.

Можно предположить время, когда Книгу вывезли из Владимира. Всеволод сын Ярослава Мудрого в 1024 году подавил восстание волхвов на Владимирской земле. Этот год принято считать датой основания городов Владимира на Клязьме и Суздаля. Христианство на Руси праздновало победу, а волхвы спасали свои сокровенные Книги. [18, с.13]

Прошли века. На дипломатической службе у Российских государей трудятся Князья Куракины, которые по долгу службы посещают европейские страны.

Вот Борис Иванович Куракин (1676—1727) сумел удержать Англию от войны против Дании, союзницы Петра. Один из самых образованных русских людей своего времени, Борис Иванович оставил путевые записки и автобиографию, доведенную до 1709 года, и задумал писать полную историю России. Уж не Книга ли подвигла его к этому замыслу.

Другой князь Александр Борисович Куракин (1752—1818) воспитывался вместе с императором Павлом, учился в Лейденском университете, много путешествовал по Европе, был чрезвычайным послом в Вене, потом сенатором, при императоре Павле дважды вице-канцлером, при Александре I послом в Вене, затем в Париже (до 1812 года).

Его служба пришлась на время, когда Польша после поражения Франции в Наполеоновских войнах была разделена и значительной частью вошла в состав России под юрисдикцией «Царство Польское» (1795 год). Видимо тогда один из князей Куракиных вернул Книгу из Щецина на русскую землю.

В 1919 году в период Гражданской войны в имении Куракино на Орловщине дощечки Книги и были обнаружены. [24]

Я рассматриваю версию обретения Книги именно в имении Куракиных, что подтверждается документами и непосредственными участниками событий. Основанием является архив эмигранта П. Филипьева. [12] Общепринятая версия про находку дощечек в имении Донских-Захаржевских будет рассмотрена ниже.

О фальсификациях вокруг Книги.

Еще при жизни коллекционера Сулакадзева канцлер Румянцев, поручил известному историку А. X. Востокову провести экспертизу собрания древностей. Исследовав коллекцию Сулакадзева, Востоков отказал в праве на подлинность многим экспонатам. Востокову поверили на слово и продолжают верить до сих пор. В последствии многие книги объявленные Востоковым подделкой, оказались подлинниками. [1]

Видимо проблемы были у великого лингвиста с древним русским. Достаточно вспомнить, что первые «русские» историки из Германии даже современного им русского не знали. [25]

Для справки. Немного о Востокове.

Востоков А.Х. – лингвист, настоящая фамилия Остен-Сакен. В частном письме Востокова об одном из раритетов коллекции Сулакадзева сказано: «Исполненное небывалых слов, непонятных сокращений, бессмыслецы, чтобы казалось древнее». [7, с.381] Короче говоря: «Я этого не знаю, не понял, а значит такого, и быть не может».

Как научно и весьма авторитетно, неправда ли? Это и сегодня считают за доказательство, только вот чего?

Место пребывания Книги Велеса ещё не может считаться достоверно обнаруженным, а Книгу уже окрестили фальшивой, даже Сулакадзева стали считать, чуть ли не автором.

В наше время сложилась целая школа для шельмования Книги. Природа подобных «научных школ» такова, что стоит обладающему высоким положением, запустить идею, пусть и спорную, как эта идея будет повторяться бесконечно даже без проверки фактов. Авторитет что-то сказал, и готов штамп. Любая работа от ссылок на такой штамп обретает «научный вид», и вот рождается устоявшееся мнение. Разумеется «бесспорное и правильное».

Не имею ни малейшего желания в очередной раз бороться с ветряными мельницами идеологии. Критика работ широко известного «антивлесоведа» О.В. Творогова давно проведена, и желающие могут с этими трудами ознакомиться. Труды разумеется авторитетные. [2]

Период XIX – XX веков.

Во время революций и войн архив и коллекция Сулакадзева были окончательно утеряны. Являлись книжные доски Сулакадзева Книгой Велеса или её копией, а может и иной книгой – бог весть. Однако фамилию антиквара на всякий случай связали с Книгой Велеса, а саму Книгу назвали «бесспорной фальшивкой».

Только что считать фальшивкой – историю славян или может быть недоказанное предположение, что Книга Велеса принадлежала Сулакадзеву?

Пока Книга путешествует таинственным для нас образом. Но вот наступил 1919 год и в жизни Книги начинается новая эра.

До известных революционных потрясений случившихся в России Велесова книга передавалась и хранилась как реликвия. Возможно, что кто-то из князей Куракиных, став очередным хранителем сокровища, предпринял попытку проверить подлинность Книги. Для этой цели вполне подходил всем известный коллекционер древностей Сулакадзев. Знаменитый антиквар мог действовать по поручению хранителя Книги, пожелавшего остаться инкогнито. С точки зрения христианства труд волхвов явное чернокнижие, а общественное положение Куракиных не таково что бы бросать на фамилию даже тень. Подтверждением сему можно считать известный каталог библиотеки Сулакадзева, где для подобных фолиантов имелся специальный раздел: «Книги непризнаваемые, коих ни читать, ни держать в домах не дозволено». [7, с.378]

И если моё предположение верно, то Книга переданная Сулакадзеву для экспертизы позднее просто вернулась к владельцу не оставив нам следов.

Как же Книга стала культурным достоянием и одновременно камнем преткновения? На сей счет существует, по крайней мере, две версии.

Версия первая принадлежит офицеру эмигранту Ю. Миролюбову, и подтверждается его красноречием.

Версия вторая составлена трудами историков белой эмиграции и документально подтверждена архивами, хранящимися в США. Один их них - архив П. Филипьева.

Первая версия обретения дощечек в 1919 году.

(по Ю. Миролюбову)

В период Гражданской войны в России неподалеку от Харькова или Орла в имении князей Донских-Захаржевских или Куракиных (в разных воспоминаниях Миролюбов называет разные фамилии и разные места) встает на постой офицер белой армии капитан артиллерии Али Изенбек, в крещении Федор Артурович. Хозяева имения убиты, а в разграбленном доме Федор Артурович увидел и заинтересовался странными дощечками с непонятными буквами, которые солдаты уже почти пустили на растопку. Вместе со своим денщиком он собрал странные доски в мешок и всю войну возил мешок с собой.

Современные исследователи добавляют. Книга, скорее всего, принадлежала княгине Е. В. Задонской и досталась ей от деда графа Н. В. Неклюдова, члена общества «Беседы любителей русского общества», а тот возможно приобрел дощечки книги, предположительно Книгу Велеса, уже у вдовы Сулакадзева. [ 7, с. 382]

Денщик Изенбека Игнатий Кошелев хранил потоптанные солдатскими сапогами, дощечки в мешке. В таком виде они долгое время путешествовали вместе с Белой армией. Белогвардейцы разбиты и вынуждены покинуть Россию. В Феодосийском порту готовится к отплытию пароход с эмигрантами, на этом пароходе покидает родину Ф.А. Изенбек. Игнатий Кошелев перебросил с берега на палубу мешок с дощечками своему офицеру и перекрестил его на прощание.

Изенбек осел в Брюсселе и открыл там мастерскую по изготовлению ковров. Бывший офицер был ещё и художником, и как сказали бы сегодня удачливым бизнесменом. В 1924-м с ним познакомился другой эмигрант и тоже офицер Ю. Миролюбовов. Миролюбов сказал новому приятелю, что горит желанием написать поэму о начале Русского государства, и поэтому ему просто необходимы документы о старине. Однако Изенбек хоть и показал свои дощечки, но ни в какую не захотел с ними расставаться. Миролюбову пришлось ежедневно приходить в мастерскую своего знакомого и взаперти переписывать текст дощечек руна за руной в течение целых 15 лет с 1925 по 1940 год.

Вообще-то подобное согласитесь странно.

Во-первых, Миролюбов не переводчик и не получив нужную ему для литературного творчества информацию, изменил мечте и почему-то занялся тупым многолетним копированием.

Во-вторых, по разным источникам Книга содержала до 45 дощечек двустороннего текста. Размер каждой дощечки около 38 x 22 см. Для копирования всех фрагментов текста, а это всего около 100 фрагментов, включая осколки деревянных страничек, хватило бы и двух от силы трех месяцев. Ну, 15 лет так 15 лет.

В 1941 году умирает Изенбек, а книга и картины отставного белогвардейского офицера исчезают. Позднее Миролюбов высказал предположение, что это дело рук фашистской организации Himmler's Annenerbe («Наследство предков»). Основным ее занятием было изучение оккультизма и сбор на завоеванных территориях исторических ценностей и реликвий. После 1941 года след «Велесовой книги» теряется окончательно.

Такова версия Ю. Миролюбова. Среди сторонников Книги эта версия является распространенной и многократно цитируемой.

Попытка поиска владельцев имения под Харьковом.

Неопределенность информации о месте обретения дощечек, сообщённая Миролюбовым разворачивает перед нами два старинных родословных дерева – Куракиных и Донских-Захаржевских.

Критики Книги вообще отказали Донским-Захаржевским в праве на существование вместе с их имением.

Тем, кто в это поверил, предлагаю заглянуть по данной ссылке, http://kharkov.vbelous.net/famous/fam-mere/zadonsk.htmи лично убедится, что имение и люди такие на свете жили. Это анонс книги «Быль ХІХ столетия». Данная книга принадлежит перу владелицы имения Екатерине Задонской, внучке графа Н.В. Неклюдова. Книга была издана в Харькове пятью томами 1907-1909 гг., журналом «Мирный труд». [14] Тут приведены и фотографии 1914 года «не существовавшего» имения, которым до Задонских владели «несуществовавшие» Донцы-Захаржевские. [13]

Небольшая справка о прежних владельцах.

В Перечне храмов Харьковской епархии на 1917 год значится село Чепель, которое основано в 1686 г. изюмским полковником Константином Григорьевичем Донец-Захаржевским. [6] Подробнее о Донцах-Захаржевских можно найти здесь http://rusk.ru/st.php?idar=114059

Вот они плоды злословия «научных школ». Один вроде авторитета сказал, и за ним можно бездумно повторять хоть и глупость. Сегодня практически любая информация проверяется, не отходя от компьютера. Получается, что и самих авторитетов иногда проверить не грех. И это порождает неожиданные открытия.

Подытожим версию Миролюбова.

Как следует из писем в архиве П. Филипьева [12], Миролюбов имел странную склонность порочить имя Изенбека и постоянно менять свои воспоминания. Кстати, у того же Филипьева мы находим воспоминания сослуживцев Изенбека. Однополчане сообщают, что у командира был запечатанный ящик, о содержимом которого никто толком не знал. А про денщика Кошелева с мешком дощечек сюжетец подкинул Миролюбову его издатель Кур (Куренной) для публикации очередных воспоминаний. О чем сам сообщил письменно, и эти свидетельства также попали в информативный архив Филипьева.

Обратившись к доктору исторических наук А. Каплину мы получаем совершенно недвусмысленную информацию – в имении Задонских Книги Велеса быть не могло. А упоминаемая хозяйкой «Дедушкина книга» оказалась вполне современной XIX веку. [14]

Версия Ю. Миролюбова скажем так, не очень убедительна. Но не будем забывать, что дело происходило в темный период истории России. Оно именуется – Гражданская война. А люди имеют свои слабости и могут ошибаться.

Вот и первый вывод.

Хоть и доблестный род Донцы-Захаржевские, но не в их имении Изенбек мог найти дощечки.

Поищем у Куракиных.

Обратимся опять к архиву белоэмигрантов. Отставные белые офицеры, а в гражданской жизни историки, провели настоящее расследование по переписке и лично обращались к непосредственным участникам событий. [12]

Вторая версия обретения дощечек.

(по архиву П. Филипьева)

Место обретения дощечек.

От проживающей во Франции княгини Софии Сергеевны Куракиной выяснилось, что у князей Куракиных было большое имение в Орловской губ, Малоархангельского уезда называвшееся Куракино. В доме было много ценных старинных вещей. Князья Куракины владели этим именьем более 400 лет и переселились на Русь из Литвы при Великом князе Василии I, происходя по прямой линии от Великого князя Литовского Гедимина. Поблизости от имения Куракиных находился Задонский монастырь. Это наводит на мысль. Не путал ли Изенбек, а может и Миролюбов князей Куракиных с именем святого Тихона Задонского. Семья Куракиных имела тесную связь с монастырем в течение многих веков.

Княгиня С.С. Куракина предположила, что эти дощечки могли привезти предки из Литвы. Как мы увидели выше по версии В. Чудинова, дощечки могли быть привезены в имение из польского города Щецин.

Дальнейшим расследованием был установлен маршрут батареи Изенбека. Старший офицер батареи сообщил, что, действительно, их батарея, под командой Изенбека при наступлении на Москву останавливалась в имении Куракино.

Нужно заметить, что сам полковник Изенбек еще до войны 1914 года интересовался археологией и даже участвовал в качестве зарисовщика в археологических экспедициях в Азии (Туркестан, Бухара, Хива). Специалисты отличали в художнике Изенбеке любовь к деталям и безупречное ощущение линии. [22] И нет ничего удивительного в том, что он ревниво охранял свою находку. Став по воле проведения владельцем древнейшего сокровища, сам Изенбек вполне отдавал себе в том отчет. Будучи человеком состоятельным, ведь он имел мастерскую по изготовлению ковров, мог себе позволить сделать и фотокопии дощечек. Но об этом Миролюбов ничего нам не сообщает. Более того, обладая навыками художника и археолога-зарисовщика, Изенбек сам мог снимать копии с текста и без помощи Миролюбова, у которого навыков в калиграфии или эпиграфии нигде не отмечается. По образованию Ю. Миролюбов был химиком-фармацевтом, а не историком или писателем.

Такая информация заслуживает доверия, а свидетельства Миролюбова уже доверия не вызывают. К тому же он в батарее Изенбека и не служил.

Слова Миролюбова о финансовой невозможности фотографировать дощечки и о 15-летней переписке текста расходятся с логикой ситуации, а вопрос о месте обретения дощечек проясняется. Похоже, что именно в имении Куракино они и были найдены.

Как утрачены дощечки.

Ознакомившись с перепиской в архиве П. Филипьева, можно увидеть реальные трагические события, случившиеся с Книгой далее.

После скоропостижной смерти Изенбека в 1941 году, его жена – фанатически настроенная немка-нацистка СОЖГЛА фотографии дощечек и сами ДОСКИ !!!, заявив – Не желаю иметь русского мусора в своем доме. От сожжения уцелели негативы одной дощечки, еще два неудачных снимка переписанных текстов и рукописные копии, хранившиеся у Миролюбова.

Когда Миролюбов писал в журнале «Жар Птица» и в письме к С. Лесному, что никаких фотографий сделано не было, это оказалось неправдой. Миролюбов сам признался А. Куру: «Быть-то они были, но их - Наш Ветхий Завет - сожгла его жена». Об этом Кур письменно сообщил Филипьеву.

А дальше стало понятным, почему Кур и переводчик Скрипник, в своих публикациях пользовались, будто бы одним и тем же источником копиями Миролюбова, а у них в отдельных текстах разное число строк на копиях дощечек, а порой встречается и разное содержание.

Было установлено, что существовала копия, составленная самим Изенбеком, но её сожгли уже Миролюбов и Кур, предварительно переписав. Т.е. была создана почерком Миролюбова копия с копий Изенбека.

Был совершен и ещё один позорный акт – сожжение первоначальных миролюбовских копий, которые невозможно было бы объяснить, поскольку они разнились с профессиональными копиями Изенбека.

После этих костров было объявлено миру о том, что бесценные копии сохранил – Миролюбов, фотографий дощечек как бы сделано не было, а доски якобы конфискованы нацистами.

Такова вкратце история обретения и утраты "Велесовой книги" по версии русской эмиграции. [12]

В список по теме
Tags: История Руси, Книга Велеса, Россия, Русь, Славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment